11 марта 2010
2491

Глава 2. Первый сон комочков

За учебной поляной окруженной густыми деревьями, расстелилось широкое поле - Цветник. Тут росли цветы всевозможных видов, мастей и пород: стеклянные подсолнухи, поющие петунии, шипящие кристионы, зеркальные марийлики. Поле благоухало терпкими ароматами, источающими цветами, но, несмотря на всю его первоначальную прелесть, поле таило в себе опасность.

Кристионы одурманивали своим ароматом. Любого, кто приближался к этим фиолетовым цветам, клонило в сон. Случайно забредший сюда путешественник или непослушный комочек, мог заснуть крепким сном навечно. Шипение кристион воспринималось сонным сознанием, как ласковое пение, от которого сон становился все крепче и крепче. И выручить из плена шипящих цветов могли только стеклянные подсолнухи.

Но для этого, требовался целый ритуал.

Стеклянные подсолнухи никогда ничего не делали просто так. Эти полупрозрачные цветы искали выгоду для себя во всем, о чем можно было только подумать.

На втором занятии, к комочкам пришел директор и рассказал различные истории, когда ему вместе с другими Преподавателями приходилось спасать заснувших комочков.

- Приходилось выполнять требования стеклянных подсолнухов. - Сказал директор. - Приносить подарки, поливать их, выдергивать сорняки, просить деревья отступить на пару шагов, чтобы у подсолнухов было большое пространство. Все это невозможно сделать быстро, а тем временем, кристионы могли настолько усыпить непослушных учеников, что без вмешательства нашего Нарцимусса было не обойтись. Так, что не рискуйте лишний раз, ребята, - попросил директор.

Комочки кивнули головами в знак согласия, но кто знал, что у них было на уме?
Все дело в том, что в центре Цветника стояла Беседка Желаний. Никто из комочков толком не знал, что это за Беседка, но практически все ученики хотя бы раз за все время обучения подумывали о том, чтобы пробраться в эту самую Беседку.

Если подойти к краю Цветника, или с высоты смотреть на Беседку Желаний, то можно увидеть всего лишь зеленый холм. Со всех сторон ее обвивал вьющийся хмель. Листья и стебель этого растения покрыты крошечными, но острыми железными шипами и надо знать, как минимум с десяток добрых слов способных уговорить хмель пропустить в Беседку пришедшего. Но даже если кому-то удастся перебраться через поле, уговорить хмель расступиться это еще не значит, что Беседка откроет дверь и пустит гостя.

Как у всего существующего в Этих Местах, у Беседки Желаний был характер. Трудно определить добрая она или злая, сварливая или лукавая, не было специального механизма способного заставить ее подчиниться чьей-то воле.

Беседка была водяная. Никто не знал, откуда Беседка брала свое начало, равно как и куда исчезала вода. Высокие стены, круглые потолки, низкие хрустальные скамейки и столы на которых стояли вазы с фруктами, и множество ледяных статуй - вот, что видел каждый вошедший в Беседку.

В одной из статуй находилось главное сокровище Этих Мест - Дохереп, который тщательно оберегали не только Преподаватели, но и цветы, птицы, статуи, хомячки. Беседка могла выполнить любое желание понравившегося ей существа, если оно было направленно на созерцание, а не на разрушение. Как и всякая хранительница тайны, Беседка задавала несколько контрольных загадок, ответ на которые ищущий всегда мог найти.

Хомячкам не страшен был Цветник, их собственные дома были сотканы из цветов, именно поэтому, как только все существующее в Этих Местах погружалось в сон, двое хомячков пересекали поле и менялись местами с предыдущей сменой охранников. На первый взгляд хомячки были добрейшими зверьками, они не прибегали к насилию и силе, но только до тех пор, пока кто-нибудь всерьез не покушался на Дохереп. И если такое случалось, хомячки становились самыми отважными воинами в Этих Местах. Недаром в их лапах были копья и стрелы.

За Цветником, за Радужной рекой рос Дремучий лес, где жили дикие Оранжевые слоны, Фантомы, зеленые львы и прочее зверье. Именно по этой причине Преподаватели запрещали комочкам покидать зону разрешенного доступа. Нрав диких Оранжевых слонов оставлял желать лучшего: любого, кого они посчитают опасным, слоны могли растоптать и пощады от них не жди. В отличие от слонов зеленые львы захватывали непрошеных гостей в плен и, послав весточку Преподавателям, требовали за пленника выкуп.

Многие тысячелетия в Этих Местах были мирными. Редко здесь случалось что-то из ряда вон выходящее, все шло по намеченному ранее плану. Фантомы грустили и только и ждали случая, когда бы они могли пожаловаться кому-нибудь на свою горькую долю. Их истории были полны скорби, печали, несчастий. Они никак не хотели принять тот факт, что случившееся с ними было преодолимо, им все казалось, что с ними поступили незаслуженно. Слишком много испытаний, слишком большой груз, слишком много слез.

Стоило Фантомам завладеть вниманием какого-нибудь слушателя, как мимолетная радость наполняла их, тогда как собеседник напротив, слабел, грустил и чах. Впрочем, некоторым из Фантомов удавалось переделать свою сущность и тогда, получив свободу от самих себя и следствий собственных поступков, они меняли то, что было впереди.

Из-за всех этих обстоятельств, Преподавателям пришлось давным-давно создать свод Жестких правил, нарушать которые строго воспрещалось.

Нельзя было покидать зону разрешенного доступа. Нельзя было даже пытаться пробраться в Беседку Желаний, пересекать Радужную реку, таившую в себе меняющиеся настроения и радиолярий, посещать Дремучий лес и город хомячков.

Повсюду были сложности и опасности, с которыми, неопытные комочки могли не суметь совладать. Именно поэтому в группе комочков был свой Воспитатель - следивший за выполнением свода Жестких правил, и помогающий им в решении различных вопросов.
Поскольку многое существующее в Этих Местах могло петь, шипеть, кричать, шептать, на роль оповестителя был назначен Глашатай-Марабу, звавший комочков на занятия.
Глашатаем-Марабу звали в Этих Местах удивительнейшее существо. На первый взгляд это была самая обычная дудочка. И только на маленьком расстоянии можно было увидеть шесть крошечных, прозрачных крылышек и пернатую голову с длинным, тонким клювом. Глашатай-Марабу появлялся из ниоткуда, приносил различные вести и исчезал мгновенно, так, словно его никогда и не было.

Комочки поспешили на учебную поляну.

- Садитесь, садитесь, садитесь, - командовал новый Преподаватель, указкой рассаживая комочков, - я буду не только вашим Преподавателем, но и Воспитателем. Какое-то время вы должны добывать сами себе еду, а на отдых приходить в одеон , где даже стены дышат гармонией. После того, как Отборочная Комиссия решит, что вы уже стали добытчиками и можете сами себя прокормить в различных условиях, есть вы будете в столовой. Пищу у нас готовят очень хорошие повара - настоящие мастера своего дела, так что вы руки себе облизывать будете, - засмеялся Преподаватель-Медиум.

Медиум - птица имевшее маленькое тело и четыре длинные, тонкие ноги, преподавал Историю Сотворения Мира. Он рассказывал о людях и их особенностях, о душах и их возможностях, о путешествиях, магии, грехе и еще массу всяких интересных вещей. Комочки впитывали каждое слово, произнесенное Преподавателем, ибо Медиум предупредил: предстоящие экзамены дело не легкое.

- Существует несколько версий происхождения жизни на земле, одна из которых, на мой взгляд, самая большая глупость, которую люди могли выдумать, а они очень изобретательны, поверьте мне, это то, что люди произошли от обезьян.

На Ортоклазе высветился рисунок: обезьяна, забивающая гвозди. Вероятно, по гвоздю попасть она не смогла и уже на следующем рисунке, комочки увидели всю ту же обезьяну, поднявшую руку вверх. Передняя лапа у нее была красная и распухшая.

- Таким образом, приняв эту идею как основополагающую, у людей появилась возможность отвергнуть религиозную точку зрения Происхождения жизни и Мира. Я воздержусь от комментариев по этому случаю и продолжу повествование.

Медиум прохаживался между комочков, заглядывая в конспекты на гваяковых дощечках.

- По всей вероятности, людям импонировало находить свое сходство с обезьянами, раз они почитают их как своих предков. - Медиум покачал головой и засмеялся, - маразм! Не могу себе представить ситуации, в которой бы я мечтал, - он взмахнул крылом, - чтобы моими предками были радиолярии. Ну, или мой прадедушка - Гибиус. - Медиум смеялся все громче и громче, - однако хватит отвлекаться, - сказал сам себе, перехватив насмешливые взгляды комочков.

На Ортоклазе появился новый рисунок: мужчина, читающий книгу.

- Человек овладел многими знаниями, которые в большинстве своих случаев передаются через письмена. Однако сейчас ситуация на земле в целом изменилась. Информационное поле засорено мусором. Человек предпочитает черпать знания не у своих родителей, предков, мудрецов, не из книг, рун и прочего, а из самого обычного телевизора.
Он окинул взглядом класс.

- Простите, а что такое тилевизр? - спросил Желтенький комочек.

- Вообще-то, на моих уроках принято поднимать руку вверх, прежде чем собираешься задать вопрос Преподавателю. Запомните, это на будущее.

- Понятно, - пробубнил Желтенький.

- Что? Я вас не слышу.

- Понятно! - крикнул комочек.

- Это другое дело. Но на вопрос я ваш все-таки, отвечу: те-ле-ви-зор! Некое подобие нашего Ортоклаза. Это техническое изобретение человечества для передачи изображения и звукового ряда, через плоский экран. Посмотрим, что пишут по этому поводу сами люди...

Медиум подлетел к столу и, порывшись в ящике, вынул сверток.

- Ага... Телевизор - устройство, предназначенное для демонстрации неподвижных и движущихся изображений со звуковым сопровождением. Ну, то, что я вам и говорил. Ну, так вот, если раньше человеку, для получения и передачи информации было необходимо сосредоточиться на своих мыслях, выйти в астрал, как сейчас модно говорить на земле, углубиться в созерцание не только самого себя, но и природы, то теперь в этом нужды нет. Есть некая толпа людей, которая по этому самому информационному каналу диктует все необходимые правила. В дальнейшем, мы с вами узнаем, что такое: политика, диктатура, правительство и прочее. А сейчас, прошу внимание на Ортоклаз.

Комочки побаивались Медиума. Хоть он и умел улыбнуться, рассказать историю так интересно, что невозможно было отвлечься на свои мысли, Медиум производил впечатление довольно строгого Преподавателя и... может быть, даже злого. Он смотрел пристально в глаза ученикам, размахивал своей указкой, словно дирижерской палочкой, и любил наказывать учеников, что входило в его компетенцию, за малейшие провинности.

Приходя на уроки, он распускал свои длинные, черные волосы, которые в другое время заплетал в тугую косу и, проходя по рядам, похлопывал указкой комочков по спине.
Но, несмотря на все это, его уроки были любимы учениками. Медиум умел рассказывать новую тему так, как, наверное, никто другой из Преподавателей.

- Все те знания, что я вам тут даю, - приговаривал Медиум, нужны, прежде всего, вам самим. Я это все уже давно знаю! К следующему уроку, вам необходимо принести мне рисунки с изображением людей. Я думаю, что вы достаточно долго видели их изображение на Ортоклазе, все остальное, подскажет вам ваше воображение, - дал он задание после первого урока, - все свободны. Уроков сегодня больше не будет, так что можете отправляться в одеон.

Одеоном называлось серое, круглое, высокое здание с множеством различных уровней и комнат. Сквозь дышащие стены, во время отдыха комочков, доносилась красивая, навевающая грусть, музыка. Именно благодаря ей комочки засыпали очень быстро: едва коснувшись перины.

По спиралевидным лестницам одеона, комочкам, как и говорил Преподаватель Айлант, разрешалось подниматься только в свои спальни. Остальные же комнаты, были под строжайшим запретом на посещение. Там, обитали Преподаватели.

Спальня была одна - огромных размеров полупустая комната. Здесь стояли тумбочки, в которых комочки хранили свои вещи: пишущие палочки, гваяковые дощечки и другие школьные мелочи. На больших круглых окнах с железными решетками, в земляных горшках росли домашние кокили - совершенно безобидное на первый взгляд, приятное растение. Кокили обвивали железную решетку и поднимались под самый потолок комнаты. Цвели они не часто - несколько мохнатых розовых бутонов распускались на стволе растения. Но был у кокилей один очень большой недостаток, о котором поначалу комочки ничего не знали. Растение любило подслушивать разговоры, которые велись в спальне и потом, передавать их Преподавателям.

До тех пор пока тайна кокилей не была раскрыта, комочки удивлялись: откуда Преподавателям все известно и задавались вопросом, уж не магией ли, которая была запрещена в этих местах, пользуются Преподаватели.

Спали комочки на перинах зависших в воздухе. Несколько рядов по несколько перин, совсем как на учебной поляне.

В первый же отдых, между комочками завязался спор. Медиум, пожелав всем спокойной ночи, ушел из спальни, и комочки взобрались на свои перины.

- Не понимаю, зачем нам все это нужно? - сказал Серенький, тщательно взбивая свою подушку, - мы почему-то должны существовать по правилам, которые придумали Преподаватели. А, что если нам хочется совершенно иного?

-Неужели не понятно, что всех нас готовят к какой-то очень важной миссии? - спросил Изумрудный комочек.

Он уже давно лег на свою перину, висевшую почти под самым потолком спальни.
- Обойдемся и без твоих реплик, - проворчал Серенький, однако сама мысль, что учеба в этих местах не просто так, его явно заинтересовала.

Да и кому собственно не понравилась бы мысль, что он - будущий герой. В своем воображении он уже нарисовал яркую, красочную картину с собственным участием.
- Изумрудный, - нарушив молчание ласковым голосом позвал Серенький, - а тебе это доподлинно известно, что нас после учебы куда-то пошлют на задание?

- Пока это только мои догадки, но Преподаватели то и дело подтверждают мою гипотезу, сонным голосом отозвался Изумрудный.

- Судя по тому, как наш Воспитатель отзывается о земле и людях, я думаю, самого сильного и умного из нас пошлют на землю. С целью ее уничтожения, - улыбнулся Серенький.

- Врядли. Не думаю, что кого бы то ни было из нас, будут призывать творить зло. И уж тем более уничтожать.

- Да заткнись ты! - закричал вдруг Серенький, - много ты понимаешь. Тебе просто завидно, вот и все.

- Мне завидно? Это с чего бы вдруг? - взвился Изумрудный. Он свесился вниз со своей перины и пристально смотрел на оппонента.

- Да потому, что ты прекрасно знаешь, что тебя туда точно никак не пошлют. Потому как в тебе нет ни смелости, ни мудрости. Одно только зазнайство!

- Да будет тебе известно, Серый, - вмешался в разговор Синенький комочек, - что все наши чувства и эмоции имеют свойство материализовываться.

- Это ты к чему, умник? - Серый метнул взглядом молнию в Синего комочка.

- А к тому, - Синенький двумя руками поймал молнию, связал ее в тугой узелок и засунул под свою подушку, - что если бы Изумрудный тебе действительно завидовал, на твоей шее возникла бы тяжелющая цепь, которую ты своим хрупким тельцем, выдержать бы не смог.

- Это еще что за разговоры? Ну-ка всем спать! - дверь спальни открылась и Медиум постукивая об крыло указкой, вошел в комнату. - Еще один звук от вас услышу, и вы будете наказаны. Отдам вас в распоряжение Гибиуса. Будете мыть посуду, и начищать столовое серебро, - рявкнул Медиум и быстрыми шагами вышел из спальни.

- Тебе бы такое наказание на пользу пошло! - усмехнулся Серенький.

Дверь в спальню снова открылась.

- Серенький за мной! - скомандовал он.

Серый комочек спрыгнул с перины и показал всем язык.

- Пока-пока, - помахал ему вслед Желтый комочек, - хорошо там трудись, авось умнее станешь. Хотя....тебе это никогда не будет грозить.

- Желтый, на выход! - скомандовал Медиум.

Серый комочек засмеялся.

Как только дверь закрылась, в спальне стало тихо. Никто не хотел быть наказанным. Уже через мгновение комочки заснули.

Мягко посапывая, Синенький комочек ворочался и никак не мог принять удобную позу. Когда же, наконец, ему это удалось, заснул мгновенно, казалось, что он только закрыл глаза, а ему уже сниться удивительный сон.
Лужайка, похожая на учебную поляну, только с высокой травой, на стебельках которой замерли капельки росы. Солнечным светом прогрет воздух. Где-то вдалеке слышен крик петуха, и веселое щебетание птичек. Маленькая серая пташка с длинным клювом, и хохолком на голове, спрыгнула с ветки высокого дерева и спряталась в густой траве.
Неподалеку, на мощенной гладким камнем площадке, за столом сидит толстый, усатый мужчина, читающий газету. Он курит тонкую сигарету и стряхивает часто пепел в стеклянную банку.

Серая птичка выпрыгнула из травы на тропинку, неся в клюве красного, дождевого червя. Пару раз, прыгнув по дорожке, она расправила серые с белыми вкраплениями крылья и взлетела на дерево. Там, в гнезде ее ждали птенцы.

Мужчина отложил в сторону газету и крикнул кому-то:
- Вилен, только не уходи далеко!

На крыльцо дома вышла маленького роста, худощавая женщина с высокой прической. У нее были узкие губы, крупный нос и миндалевидные глаза. Женщина была в возрасте, но ее движения были легкими, изящными, красивыми. Откуда-то, взялась мысль, что эта женщина в прошлом, была балериной.

- Вилен, солнышко мое, бабушка испекла торт. Идем завтракать.

- Сейчас! - раздался детский голосок.

Звонкий, нежный голос. Синенький огляделся по сторонам, ища обладателя голоса, и только тут, обнаружил, что у него есть тело. Человеческое тело. Синенький поднял руки вверх и с большой осторожностью дотронулся до своей головы. Удивительно: на голове у него росли волосы. И руки, они были длинными, какого-то непонятного цвета - молочно-бежевого. Внимательнее приглядевшись к рукам, ужасаясь Синенький увидел, что и на руках у него растут волосы. Правда, не такие длинные и густые как на голове, напротив - маленькие, светлые, еле заметный пушок, но все же. И ноги! О, ужас! Их всего две.

- Что же ты замер, малыш? Ты слышал, что сказала бабушка? - пробасил усатый мужчина. Беги скорее, завтракай, и мы поедем к твоим родителям, они уже давно ждут нас дома.

Синенький огляделся. Вокруг все было необычайно красиво. И теплый ветер, и звук газонокосилки заработавшей где-то вдалеке и пение птиц, и эти бело-желтые вазоны на участке, в которых распустились красные розы, все казалось ему родным, привычным и....

Высокий, трехэтажный, обшитый белым сайдингом дом был ему знаком. Он как будто знал не только расположение комнат в доме, но и то, в каком порядке расставлены книги в шкафах, за стеклом. И винтовая лестница из белого мрамора, и деревянная, скрипучая дверь в зале, и кирпичная печь в кладовке на первом этаже, - все-все это было знакомым ему. И во всем этом, существовала только одна маленькая тайна, которую он никак не мог разгадать: что спрятано в земле у забора, за деревянной крышкой?

Медленно ступая по траве, Синенький почувствовал, как трава приятно покалывает ноги. Он был босой. На двух ногах оказалось, не так сложно ходить, как он думал сначала. Подойдя к забору, подпрыгнул на месте от радости, - деревянная крышка лежала рядом.

- Вилен! Не ходи туда, сколько раз тебе можно это повторять? Не приближайся к сливной яме, - закричал усатый мужчина.

Но Синенький сделал последний шаг и остановился на самом краю ямы. Квадратная, бетонная яма была ничем не привлекательной, и что делало ее столь таинственной, комочек объяснить не мог. В паре десятков шагов стояли три деревянные постройки, и еще в нескольких шагах, тумба-раковина. От одной из построек - душевой кабины и раковины, тянулись толстые трубы, наполовину зарытые в землю, к сливной яме. Синенький смотрел как где-то глубоко в яме, плескалась вода. От чернеющей высоты кружилась голова.

- Вилен! Ты меня слышишь? - мужчина отложил газету в сторону и направился большими шагами к яме.

Синенький сделал шаг вперед и почувствовал, как летит в яму вниз головой...
- Ааааа, - закричал где-то высоко усатый мужчина.

В этот момент, комочек открыл глаза, но крик, сопровождавший его полет не прекратился.

- Что? Что случилось? - слышался тревожный шёпот из разных углов комнаты.

Коричневый комочек испуганно смотрел на Чёрный и спрашивал:

- Зачем ты это сделал?

- Извини, я не хотел, я, правда, не хотел, - сказал Чёрный, - так получилось.

Успокоившись, они рассказали, что Чёрный комочек, во сне натравил на Коричневого злую собаку. И если бы Коричневый не догадался вовремя проснуться, то вполне мог остаться без руки.

- Ну, и дела, - почесал затылок Синенький, - что же получается, наши мысли и вправду материальны?

Он сел на край своей перины, свесив ноги вниз. Увиденный сон не давал покоя.
- А что тебе снилось? - просил он у Красного.

Тот, сонно потирая глаза, зачем-то поднял две ноги в воздух, как будто что-то отталкивал от себя.

- Ничего необычного. Снилось, что мы с тобой, нарушив запреты Преподавателей, попытались улететь к морю. Все-таки, мы туда добрались я уже, если честно, не помню как и, там встретили невиданных животных живущих в воде. Это оказались радиолярии. И вот эти самые животные, с туловищами как у нас и с множеством тоненьких, лучистых ножек, рассказали, что они наказаны. Что когда-то, радиолярии жили, как и мы в одеоне, но потом, Медиум выгнал их. Кого к морю, а кого, загнал в реку. Мне было жаль радиолярий, и я все пытался выяснить, за что же с ними поступили так жестоко, как вдруг, раздался крик.

- Забавно... - пожевал губы Синенький. И пересказал свой сон, по-прежнему болтающему в воздухе ногами, Красному комочку.

- Да, действительно интересно. Надо бы спросить у кого-нибудь, что бы это все значило? - предложил Красный.

- У кого? У Медиума?

- Не, не думаю. Можно у Изумрудного. Он у нас умный, все знает, - комочек улыбнулся и спрыгнул с постели, - может, подскажет? - подмигнул. - Пошли купаться, - вытащив из тумбочки два полотенца, комочек накинул одно себе на плечи, второе бросил Синенькому и потопал в умывальную.

***

Белая пелена заменяющая небеса светила и грела одновременно. Занятия отнимали много сил и времени у комочков. Преподаватели только и делали, что заставляли учиться, грозя приближающимися экзаменами, а комочкам так хотелось веселья.
После занятий, комочки были заняты различными делами: кто-то помогал Преподавателям чистить Ортоклаз, чинить гваяковые дощечки, или убирать мусор на поляне, а кто-то был предоставлен в распоряжение Гибиуса - главного по хозяйственной части.

Гибиус - был самой обыкновенной желтой ящерицей. Только громадных размеров. Он быстро передвигался на своих восьми лапах, любил лазать по деревьям и часто придумывал какие-нибудь развлечения для тех, кто ему помогал. Жил Гибиус в маленьком железном домике, похожем на гигантскую тыкву.

После первого же отдыха, Гибиус собрал группу комочков и отправился с ними на стадион.

- Итак, каждый из вас сейчас возьмет в руки метлу, - прошипел он, - и начнет подметать. А потом, мы с вами придумаем какую-нибудь игру, разобьемся на команды и повеселимся всласть.

- Вот еще! - пробурчал Серенький комочек, - мы значит, должны тут пахать за него, а он потом награду за это получит.

- Что вы сейчас сказали? - спросил Гибиус подбежав к Серенькому.

- Я? Я ничего, - Серенький первый взял в руки метлу засвистел какую-то мелодию, тем самым, показывая, что он готов к работе.

- То-то и оно! - прошипел Гибиус и, раздав каждому определенный фронт работы, побежал в одеон.

- О, прям в припрыжку поскакал, - засмеялся Серенький и, отшвырнув в сторону свою метлу, сказал, - я не нанимался работать на других.

- Серенький! - воскликнул Синий комочек, - почему ты все время ругаешься и все делаешь наоборот?

- Наоборот, - скорчив гримасу, передразнил Серый комочек, - да потому что не верю я во всю эту вашу придуманную доброту. Стремитесь выслужиться перед Преподавателями, типа, мы все такие хорошие. А я так не хочу! Я говорю и делаю только то, чего хочу, понял?

Остальные комочки усилено замахали метлами делая вид, что вовсе не слышали перепалки.

Синий потемнел от переполнявших его эмоций.

- Да ладно, тебе, успокойся, - тронул за плечо Красный комочек, - не надо, не ссорься с ним.

- А я и не беспокоюсь, - пробурчал Синенький. Больно надо мне, я с ним ругаться больше не собираюсь. Просто, он - зловредный какой-то.

В ответ, Красный глубоко вздохнул и, взяв метлу в руки, начал усиленно ею махать.
Однако стычки Серого и Синего комочка повторялись вновь и вновь. То в спальне перед сном, когда Медиум назначил дежурным по одеону Серого комочка. То на учебной поляне, в ответ на просьбу Синенького оставить Ортоклаз в покое (Серый комочек хотел кусок отпились от Ортоклаза - себе на память). То после игры в прятки, когда команда Серенького проиграла. Всякий раз, Серенький комочек находил различные причины для ссоры и всякий раз, Синенький сдерживал себя, не давая воли своим желаниям.

Комочки разделились на две группы: в одной лидером и любимчиком был Серый комочек, в другой - Синий. И хотя Преподаватели твердили о взаимопомощи и дружбе, которая должна была процветать в группе, вражда разгоралась с большей силой.

- За что же он испытывает ко мне такие негативные чувства? Я бы даже сказал, что это ненависть? - вопрошал Синенький.

- Я так думаю, все потому, что Преподаватели тебя выделяют. Практически на каждом уроке тебя вызывают, что-то спрашивают, хвалят, тогда как с Сереньким все наоборот. А он бы хотел выделяться и быть первым, - предположил Желтый комочек, примеряя сделанную из травы, на уроках рукоделия шляпу.

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован