11 марта 2010
3152

Глава 5. Гонки

Группа комочков, мирно посапывая носами, спала в своей комнате. В одеоне все затихло. Никто не ходил по коридорам и лестницам, не хлопал дверями, не кричал. Даже Гибиус ложившийся спать позже всех, ушел в свой домик. Уборка коридоров верхних уровней одеона была привилегией огромной ящерицы справлявшейся со всем обычно очень быстро. Нижний уровень мыли и убирали провинившиеся комочки. Дежурных назначал Воспитатель Медиум.

Вдруг, громкий звон и крик разрушил тишину и покой царивший в одеоне. Трезвонили кокили во время сна сторожившие все уровни здания. Болтливое растение могло передвигаться, куда ему было угодно только тогда, когда все обитатели спали.

- Дззз. Вставайте сони! Беда. У нас случилась беда, - орали, что было мочи кокили.

Встревоженные комочки спрыгивали со своих перин так до конца и, не поняв причины по которой кокили их разбудили.

- В чем дело? - в дверном проеме появился Медиум, - почему такой шум?

- Простите, Воспитатель, это не наша вина. Нас разбудили расшумевшиеся кокили.

Медиум кивком головы спросил у растения, что произошло.

- Потоп! Вас хотят уничтожить, - продолжали верещать кокили.

Комочки загалдели.

- Стоп! Всем замолчать и немедленно успокоиться, - чуть повысив голос, приказал Медиум, - так, а теперь без паники, расскажите мне, в чем собственно дело?

- Наш подвал залит водой. Весь урожай арбузов, что там хранится, почти уничтожен, - протараторили кокили. - А про остальные продукты и говорить нечего.

- Этого просто не может быть, - взмахнул крыльями Медиум, - подвал надежно защищен, да и река от нас достаточно далеко, чтобы мог быть какой-нибудь потоп.

- Подвал-то защищен, - растение приподнялось вверх и замерло, - но зря вы, Прэподаватель, - иронически исказив последнее слово, захихикало, - думаете, будто в этих местах у вас только доброжелатели. Вспомните, вот лично вы никого не обижали?

Комочки замерли, испуганно глядя то на Преподавателя, то друг на друга. Никто из них не считал себя виноватым.

- Есть в этих краях некие существа, которые спят и видят, как бы вам все испортить, - снова захихикало растение, - и пока мы тут суть да дело раскладываем, уровень воды в подвале поднимается все выше.

- Так, всем немедленно выйти из одеона и собраться возле черного входа, - приказал Медиум и, громко хлопнув дверью, куда-то побежал.

Коридоры в одеоне были узкие и, именно по этой причине Медиум не мог в здании летать. Комочки слышали частое удалявшееся цоканье его коготков по лестнице.

- Буагага! - рассмеялся Серенький, - я знаю, чьи это проделки. Только никому не скажу, можете не спрашивать, но наш глубокоуважаемый Воспитатель, получил по заслугам. Он думал он один такой - важный, хе-хе.

Комочки не стали выяснять, кому же именно испортил существование Медиум, и высыпали, словно горошины из стручка, в коридор. Там суетились Преподаватели.

- Ребята, скорее, нужна ваша помощь, - крикнул пробегавший мимо директор Гимбалу.

У черного входа стоял Гибиус в высоких резиновых сапогах. Перед лестницей ведущей в подвал стояло несколько тележек почти таких же, какую видели у Преподавателя Тоиди. Единственное отличие, которое обнаружили комочки, - что на этих тележках были борта.

- Смирно! - крикнул Гибиус, - стройся в цепочку. Я буду подавать вам арбузы, а вы их кладите в телеги. Делать все надо очень быстро, иначе, - Гибиус шмыгнул носом, - конец придет нашему урожаю.

Без пререканий и разговоров, комочки принялись за работу. Когда три телеги были наполнены до самого верха арбузами, Гибиус поднялся по лестнице.

- Прошу внимания, - прокашлялся он, - сейчас, в каждую телегу сядет по несколько учеников, один из которых, будет управлять транспортом, - Гибиус улыбнулся. - Принцип управления легкий, все дело в рычаге, в какую сторону вы его повернете, в такую телега и поедет. Если вам нужно остановиться, рычаг потяните на себя до щелчка. Всем, все понятно? Тогда, вперед!

Синенький запрыгнул в ближайшую телегу и сел на мягкое сиденье у рычага. Красненький и Белый комочки сели рядом. Во вторую телегу запрыгнула неразлучная троица - Серый, Лиловый, Оранжевый.

- Тронулись? - крикнул, посмотрев на пассажиров через плечо, Синенький. Увидев, что те утвердительно кивнули головами, комочек толкнул рычаг от себя и телега, тронулась с места. Подпрыгивая на ухабах, комочки двигались к стеклянной подсобке Гибиуса, в которой им уже удалось побывать.

- Она ведь маленькая, куда мы интересно будем складывать весь этот груз? - крикнул, заглушая шумевший ветер Красный комочек, имея в виду, подсобку.

Синенький пожал плечами. Вот и цель. Приехали. Синенький потянул рычаг на себя и увидел, что телега, которой управлял Серый комочек уже стоит тут.

- А, слабаки-ездоки, - усмехнулся Серенький, - блин, черепахи, про которых мы слышали на уроках, и то двигаются быстрее вас. Ну, позорище!

Лиловый и Оранжевый мерзко захихикали.

Синенький потемнел от злости.

- Я тебе покажу, слабак! - сжав кулаки, крикнул он.

- Ой-ой, боюсь, боюсь. Держите мои коленки, а то они сейчас подогнуться от страха и я упаду, - и тут же, крикнул Лиловому и Оранжевым комочкам, кинувшимся и вправду, держать колени Серого. - Идиоты! Отпустите меня, это такая поговорка.

- Дубина ты, и поговорки у тебя такие же! - показал язык Красненький.

- Вы посмотрите, посмотрите, у кого-то там голос прорезался?! А что, слабо тебе на обратном пути со мной наперегонки поехать, а? Вот тогда и посмотрим, кто из нас по-настоящему силен и смел, - Серенький презрительно смотрел на Синего.

- Синенький, не надо, не поддавайся на его провокации, - дернул за руку Белый комочек.

- А давай! - махнул рукой Синий, - Посмотрим, кто из нас трус.

- Вы почему здесь торчите? - из подсобки вышел Медиум, - мы уже давным-давно вас ждем. За работу.

Тоиди, Гимбалу и другие Преподаватели кинулись разгружать телеги, занося спелые арбузы в стеклянную подсобку. И так, как та опять поменяла свой цвет, став на этот раз сиреневой, комочки не смоги увидеть, куда же Преподаватели уместили весь привезенный ими груз.

- Езжайте! - приказал Медиум, - там еще арбузы остались?

В этот момент, подъехала третья телега и Малиновый комочек закричал:

- Быть может еще полтелеги будет. Но там еще мешки с картопелем и... еще какой-то овощ, забыл, как называется....- он защелкал в воздухе пальцами.

- Морковью, - подсказал Изумрудный.

Медиум, схватив с новоприбывшей телеги здоровенный арбуз, скрылся в подсобке.

- Ну, что трусишка? Поехали? - Серый комочек вскочил в телегу.

- Поехали! - Синий был зол и решителен, - вы со мной? - спросил товарищей.

- Ну и игру ты затеял, - вздохнул залезая в телегу Беленький.

- Я боюсь, - захныкал Красный, - может не надо?

- Ага, и дружки у тебя тоже трусы, такие же, как ты сам, - засмеялся Серый.

- Вы как хотите, а я не буду этому хаму доставлять удовольствие, считать нас трусами, - сказал Синий, - хотите, поехали со мной. А нет, так я потом за вами приеду, Гибиусу скажу, что вы остались тут помогать. Вы как?

- Я бы хотел, но я боюсь. Честно, - виновато посмотрел Красный комочек.

- Ничего страшного, - улыбнулся Синий, - я вернусь за вами. Ну, что готов? Только пусть твои пассажиры тоже сойдут.

- Они и так не поедут, - хмыкнул Серый и жестом приказал Лиловому и Оранжевому идти пешком до одеона.

- На старт. Внимание. Марш! - крикнул Синий и две телеги рванули с места.

Оставляя позади себя клубы пыли, телеги неслись с немыслимой скоростью, подпрыгивая на кочках. И если бы они ехали по чистому полю или дорожке, было бы гораздо проще. Их путь затрудняли деревья, растущие за полем, которое перекапывали комочки на уроках ботаники. Комочкам с регулярным постоянством дергать рычаг телеги то вправо, то влево объезжая препятствия встречающиеся на пути.

- Трус, Синенький, ты позорный трус! - закричал Серенький.

Синий комочек разозлился еще сильней. Ярость, горячими волнами была в голову.

Комочку было жарко. Стиснув зубы покрепче, от надавил на рычаг со всей силой. И тут, телега понеслась так быстро, что ее колеса почти не задевали траву на поле. Сильней, сильней, до упора! - шептал Синенький нажимая на рычаг. Телега Серенького комочка осталась далеко позади. Повернув голову назад, Синенький успел увидеть недоуменное выражение лица Серого комочка. Он по всей вероятности пытался провести какие-то манипуляции на своим рычагом, но тот ему не поддавался.

- Так тебе и надо! Еще посмотрим, кто из нас трус! - злорадно воскликнул Синенький и посмотрел вперед. Последнее, что он успел заметить - приближающуюся березу, растущую посередине поля.

Трах! - раздался треск ломающихся досок. Синенький почувствовал сильную головную боль, и множество ярких красно-желтых звездочек закружились над ним.

Яркий свет ударил по глазам. Комочек заслонил его рукой и мгновенно почувствовал боль во всем теле.

- Он пришел в себя, - зашептал чей-то голос.

Синенький открыл глаза и осмотрелся. Он был в какой-то неизвестной ему комнате со множеством парящих в воздухе перин. По размерам, комната была чуть меньше чем их спальня, очень чистая и белая. Белым в комнате было практически все, - и колыхающиеся от дуновения ветерка шторки на окнах, и потолок, и перины и даже входная дверь была белого цвета, практически сливаясь со стенами. На соседней перине сидел Красный комочек в какой-то белоснежной одежде.

- Что это на тебе? - спросил Синенький и почувствовал, что губы у его невероятно больших размеров. В горле пересохло и очень сильно хотелось пить.

- Халат. То мне Нарцимусс наш знахарь дал. Он здесь всем заведует.

- Что со мной случилось? - прошептал Синенький. Говорить громче было невероятно трудно.

- Ты врезался в дерево. Потерял сознание. Мы нашли тебя лежащим возле перевернутой телеги и сразу же кинулись за подмогой. Нарцимусс окатил тебя холодной водой, после чего перенес в медпункт. Он сказал, что тебе придется здесь немного полежать, и что совсем скоро ты пойдешь на поправку.

- А вот и наш больной! - в палату вошел Гимбалу, - ну, как ты себя чувствуешь, герой? - директор остановился возле перины, смотря с сочувствием и жалостью на лежащего комочка.

- Да какой там герой? Глупень я! Больно надо было ввязываться в эти гонки?

- Это ты правильно заметил, дружок. Абсолютная истина! Как видишь кроме травм эти гонки, тебе ничего не принесли.

Дверь скрипнула, и в палату вошел высокий, худощавый Нарцимусс. У него были ярко-зеленого цвета взъерошенные волосы, множество коротких рук, словно прилепленных неаккуратным мастером, и темно-синие глаза. Нарцимусс был похожим на растение. У него, как и у Преподавателя Айланта вместо ног были длинные корни, но, конечно же, не такие толстые как у Преподавателя-дерево. Ноги Нарцимусса похожие на шнурки обвивались о какой-нибудь предмет и подтягивали знахаря к себе, что позволяло его стебельковому телу не отрываться от пола. В руках он держал миску полную каких-то шевелящихся полупрозрачных существ.

- Это пяточники! - улыбнулся Нарцимусс, - насколько мне известно, люди тоже применяют подобный метод лечения, только используют они пиявок, - это такие красные маленькие черви, которые выпивают из человека кровь. Поскольку у нас не такой вандалистический метод лечения, да и крови у нас нет, то наше лечение и более действенное и безболезненное. Пяточники высасывают боль. И как ты уже догадался по их названию, прикладывать их надо... куда?

- К пяткам! - не удержавшись, первым воскликнул Красненький.

- Правильно! - неодобрительно покачал головой Нарцимусс и приказал Синенькому, - ляг поудобней и вытяни ноги.

Синенький попытался пошевелиться и тут же испытал острую боль во всех конечностях своего газообразного тела.

- Больно, - одними губами прошептал комочек.

- Превосходно! - непонятно почему, обрадовался Нарцимусс, - значит, мои пяточники будут сыты! А то ведь в наших местах найти для них еду не так-то легко. Не часто ко мне попадают больные.

- И это ведь замечательно, Нарцимусс, - улыбнулся директор.

- Ну да, ну да, - быстро согласился знахарь, хотя всем было понятно, что на самом деле он так не считает. - Лежи спокойненько, - приговаривал он прикладывая к пяткам Синенького полупрозрачное существо похожее на Преподавателя Тоиди.

Бесцветные пяточники имели довольно непривлекательный вид; у них не было и ног, ни рук, зато имелся огромный для их размера, рот-присоска. Как только Нарцимусс приложил пяточника к Синенькому, раздался громкий причмокивающий звук и почти в тот же момент, Синенький превознемогая боль в теле стал извиваться и хохотать.
- Знахарь, щекотно! - сквозь хохот разобрали слова присутствующие.

- Это очень хорошо! Просто, замечательно! - воскликнул Нарцимусс, прикладывая очередного пяточника к Синенькому комочку.

Когда же все три пятки Синенького были усыпаны полупрозрачными существами, сосущими с громкими свистящими звуками боль из комочка, знахарь пояснил извивающемуся на перине больному:

- Если тебе щекотно, это значит, что тебе становится легче. Смею надеяться, что когда наш сеанс будет закончен, ты будешь абсолютно здоров! Если бы ты ничего не почувствовал, было бы гораздо хуже.

- Спа-спа... ха-ха-ха, си-ха-ха, ха-ха-ха-ха-бо! - только и смог пробормотать Синенький.

Гимбалу вышел из палаты оставив хохочущего больного на попечение Нарцимусса.
Вернулся он с глубокой чашкой полной спелых, сладких абрикос.

Нарцимусс уже снимал с пяток комочка сытых и оттого пополневших пяточников, нежно их поглаживая и приговаривая:

- Золотые вы мои, спасибо вам за здоровье, которое вы дарите.

Пяточники уже не шевелились и извивались, так как раньше. Они сворачивались клубочком в чаше и, закрыв глаза, мгновенно засыпали.

- Вот и замечательно Нарцимусс, мы вам очень благодарны, - сказал Гимбалу и протянул абрикосы Синенькому, - на-ка, поешь.

Синенький почувствовал, как в животе его тут же что-то забурчало от голода.
- Спасибо! - и протянув чашку Красному: - будешь?

- Нет, спасибо! Я только что в столовой налупился.

- Хто? - почти целиком засунув абрикос в рот, прошепелявил Синенький.

- Вас теперь кормят в столовой, - ответил за Красного комочка, Гимбалу.

Он что-то шепнул на ухо Нарциссу, тот отрицательно помотал головой из стороны в сторону и, взяв Красного комочка за руку, произнес:

- Ты очень хороший, надежный друг! Но сейчас, больному надо отдохнуть, чтобы окончательно придти в норму. Спасибо, что зашел, проведал. Надеюсь, ты придешь еще.

Проговаривая эту длинную тираду, Нарцимусс вел Красненького к двери и скрылся в коридоре вместе с комочком. Гимбалу проводил их взглядом и только потом, сел на перину, на которой сидел Красный комочек.

- Я хотел с тобой поговорить. Расскажи-ка мне дружок, что собственно произошло? Почему ты вдруг, ни с того ни с сего, решился устроить гонки на тележках? Твои друзья говорят, что тебя на это сподвиг Серенький комочек, это правда? Расскажи мне все как было ничего не утаивая, пожалуйста. И не бойся наказания.

Синенький подумал о том, что если он сейчас расскажет историю, так как он ее видел, то виновным окажется Серенький. Значит, тому не миновать наказания. Его могут посадить в изолятор или же подвергнуть более серьезному наказанию - чистке Бетафильтром, но разве это принесет радость Синенькому? Неужели, знай он, что по его вине, кто-то мучается и страдает он станет радостней? Да и к тому же, участвовать в гонках Серенький его не принуждал. В конце концов, у Синего имеется своя голова на плечах и нечего сейчас всю вину сваливать на другого.

- Простите меня, но.... Я практически ничего не помню. Помню только, что мы выгрузили арбузы в подсобку и я помчался к одеону. Вероятно, я очень спешил туда, раз врезался в дерево.

- Э, друг мой, ты что-то не договариваешь, - из-под очков сверкнули глаза директора, в которых однако, Синенький как ему показалось прочел не осуждение, а улыбку. Что бы это могло значить, что директору все известно и он сейчас, проговорив все факты поймает Синенького на лжи? Или, что ему, по каким-то там своим - неизвестным никому причинам, ответ Синего понравился? - последняя мысль комочку показалась наиглупейшей. С чего бы это вдруг, директору понравился обман. Однако он решил стоять на своем и пожав плечами, проговорил:

- Я правда, ничего не помню. Наверное, при ударе у меня отшибло часть памяти.
Гимбалу снова улыбнулся и поднялся с перины.

- Ну, хорошо раз так, то я пойду. Поправляйся дружок.

- Простите, а вы не скажете, что произошло в школе? Из-за чего начался потом и чем все закончилось?

Директор снова улыбнулся.

- Все закончилось благополучно. Мы отделались самыми минимальными потерями, которые только могли себе представить. Мешок картофеля пропал, но это не беда по сравнению с тем, что могло быть. Во всем виновны радиолярии. За то, что их когда-то исключили за вредительство из школы, они решили отомстить. При помощи насосов они накачали воды из реки в подвал. У нас ведь там есть маленькие окошки, чтобы свежий воздух поступал. Ну, вот этого-то отверстия им вполне для очередного вредительства и хватило.

- А, простите, откуда вы это знаете?

- Ну, - замялся директор, - у нас есть очень хорошая, так называемая разведка. Были свидетели, которые видели как все происходило, они-то как раз и подняли шум.
- Вы имеете в виду кокилей?

- Да, да. О них я и говорю, - снова улыбнулся Гимбалу, - а теперь, закрывай глаза и немного поспи. Тебе это полезно.

- Хорошо, только последний вопрос можно?

- Ты его уже задал, - рассмеялся Гимбалу и кивнул головой, - ну, хорошо, последний можно.

- А что теперь будет с радиоляриями? Вы их как-то накажете?

- Разве я похож на злобного монстра? Нет, наказывать самостоятельно их никто не будет. Мы подадим жалобу в Канцелярию, а у них есть специальная служба, которая занимается подобными происшествиями. Они во всем сумеют разобраться.

- Почему радиолярии это делают?

- Дружок, слишком много вопросов. Ты говорил всего про один, - и немного помолчав, добавил, - ты уже, наверное, слышал про разнарядки? Задача Воспитателей, Преподавателей ну и конечно же моя, как директора школы, состоит не столько в том, чтобы научить вас, сколько в том, чтобы дать вам право выбора.

- Право выбора?

- Да. Все подчинено одному... назовем его условно, Главный. Позже, вы встретитесь с ним и ты все поймешь окончательно. Так вот, и мир людей и Вселенная, про которую вы узнаете на уроках Астрономии, и наш мир, - все в Его власти. Ты даже представить себе не можешь, насколько безгранична эта власть. Все сущее и не-сущее принадлежит Ему... мы в школе, обязаны дать вам самые первые, самые глубокие познания, которые приобрести нигде, кроме как в нашей школе вы не сможете. Вам наверное уже на уроках говорили, что каждый из вас - комочков, индивидуален?

- Да, нам это говорил Преподаватель Айлант.

- Ну, так вот. В ком-то из вас заложено желание к созерцанию, а в ком-то к разрушению. К сожалению, в радиоляриях больше разрушения. Они скептически, с огромным недоверием ко всему относятся и живут по своим правилам. Им никто не мешает, никто ничего не диктует и не указывает, - ну, хотите так существовать - существуйте! Они считают, что с ними поступили несправедливо.

- Стойте! Вы сначала сказали про разнарядки... то есть, вы хотите сказать, что радиолярии когда-то были комочками?

- Я не могу сказать тебе всей правды, дружок. Пока еще слишком рано. Но ты очень сообразительный и умный. В будущем, с такими темпами, ты сможешь стать мудрым. И не спрашивай меня сейчас, пожалуйста, чем мудрость отличается от ума. Ответ на этот вопрос настолько очевиден, что мне бы хотелось, чтобы ты сам его нашел. Поэтому, отвечая на твой вопрос, мне тоже предоставлен выбор либо сказать промолчать, либо сказать полуправду. Что ты выбираешь?

- Полуправду.

- Хорошо, - ласково улыбнулся Гимбалу, - да, радиолярии когда-то имели форму комочков. Ты доволен?

- Почти! - горячо воскликнул Синенький, - из нашего с вами разговора я понял очень многое, хотя, конечно же, далеко не все. Многое осталось неясным.

- Сразу все не бывает. Нужно уметь не только добывать знания, но и перерабатывать их правильно, и что еще главнее, - правильно их применять. Существуют два самых главных правила в бытие: любое знание, - важно. Под знанием я подразумеваю не только уроки в нашей школе, но и то, что находится на уровне осязания, чувств, обоняния. Ничто не случайно. Любое действие, происшествие, мысль, событие есть последствие. Нужно уметь прослеживать цепь, делать выводы, признавать собственные ошибки. Если ты будешь разумно распоряжаться со своими знаниями, ты сумеешь достичь Абсолютного состояния. У состояния тоже много категорий, начиная от счастья, и не заканчивая любовью, - Гимбалу замолчал. Он задумчиво смотрел в окно, словно что-то там происходило такое, что сгруппировало в одну точку все его мысли.
- а второе? - тихо спросил Синенький.

- Что?

- Ну, вы сказали, что существуют два правила, а назвали всего одно?

- А ну, да! - покачал головой директор, - второе я уже назвал только чуть раньше. Это право выбора. Выбор есть всегда. И у всех. Вот и нужно.... Извини дружок, мне нужно срочно уйти. Как-нибудь потом, мы с тобой договорим, хорошо? А еще лучше, ты сам все решишь, проанализируешь и если захочешь, можешь поделиться всегда своими мыслями со мной. А теперь, извини, мне некогда, - и Гимбалу поспешно вышел из палаты.

Синенький остался один и погрузился в размышления. Но вскоре, в распахнутое окно влетела муха и злобно жужжа, стала биться о входную дверь. По всей вероятности, ей хотелось пробраться в коридор.

- Ну, уж нет, моя дорогая, - засмеялся Синенький, - дверь я тебе не открою. Будешь со мной, все веселее будет.

Словно в ответ на сказанные слова, в дверь тихо поскреблись.

- Кто там? - крикнул Синенький.

- Это я, можно? - дверь приоткрылась и в образовавшемся проеме появилась голова хомячка.

- Входите, конечно, - кивнул головой Синенький.

Муха посмотрела на комочка хитрым взглядом и показав ему язык, вылетела в коридор.
Синенький засмеялся. Уж больно смешно выглядела эта лупоглазая черная бестия с высунутым языком.

Хомячок остановился.

- Я кажусь вам смешным? - прищурив глаза, скрестил лапы на груди.

- Нет, что вы! - воскликнул Синенький, - я над мухой смеюсь, а не над вами.

- А! - недоверчиво протянул хомячок. Проворно взобравшись по стене, прыгнул на перину, на которой лежал Синенький. - Я к вам по делу пришел. У нас случилась беда.

- У кого у нас? И какая беда? - заволновался комочек.

- У хомячков. Быть может, вы знаете, что в нашем городе есть... э.. в общем, это тайна. Поэтому, прошу вас никому ничего не рассказывать.

- Хорошо, - поспешно кивнул головой комочек.

- В нашем городе находится Банк. Там, мы храним самое большое сокровище, имеющее для нас значение - Анекдоты. По началу, когда мы только создавали этот Банк, мы думали, что анекдоты интересны только нам, но все оказалось совсем не так. За Книгой в которую мы записываем наши анекдоты стали охотиться другие.... И вот теперь, она похищена...

- Подождите! - воскликнул Синенький улыбаясь, - для кого анекдоты могут представлять интерес? - комочек по-прежнему весело улыбался.

- Э! не скажите! - хомячок взмахнул лапкой. - В Этих Местах есть все: погода, кров, еда, здоровье, вода. Все постоянно и не требует даже никаких усилий. Все, кроме настроения. Его можно испортить, оно меняется. Именно поэтому, чтобы жители нашего города всегда были в хорошем настроении, чтобы они чувствовали себя счастливыми, мы стали собирать анекдоты. Те у кого настроение по каким бы то нибыло причинам было испорченно, приходил в Банк, поднимал себе настроение и мог спокойно делать свои дела дальше, распространяя веселие и улыбки.

- Понимаю, - покачал головой Синенький. Идея с Банком и настроением показалась ему удивительно правильной и важной. - Продолжайте.

- Ну так вот, другое зверье прознало про нашу сверх-важную Книгу и за ней стали охотиться. Было уже несколько попыток грабежа, но нам удавалось остановить похитителей. Но только не в этот раз... - хомячок грустно покачал головой. - Мы были на бегах, когда это случилось. Практически все население нашего города. А когда вернулись, обнаружили, что Банк взломан, и Книги нет. Поэтому, я здесь. Прошу вас помочь нам.

- Но как? - комочек глубоко вздохнул, - Вы же знаете нам Жесткими правилами запрещено посещать ваш город. Да и к тому же я не знаю что нужно делать?

- Я подсажу! - радостно воскликнул хомячок. - Нужно провести декетивное расследование!

- Что-что? - Синенький нахмурился.

- У людей так называются действия, когда нужно разгадать какую-то тайну.

- А, - протянул комочек. - А как быть с правилами?

- Ну, - хомячок помялся, - вашим Преподавателям ведь не обязательно знать обо всем, что происходит в вашей жизни? Что-то можно и скрыть? - улыбнувшись, гость подмигнул.

- Не знаю, - протянул больной. - Мне надо с другом посоветоваться сначала.

- Я думаю, ваш друг согласиться. Насколько мне известно, после сна вас отпустят на занятия. Как выдастся момент, приходите в наш городок. Спросите Федулию, она мне даст знать, что вы пришли, и уж там, мы обо всем детально обговорим.

Спрыгнув с перины, хомячок поклонился комочку и скрылся за дверью, оставив в нерешительности Синенького комочка.

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован