17 августа 2006
5709

На приеме у психолога Рамиля Гарифуллина певец Ренат Ибрагимов

15(15) от 17 августа 2006

На приеме у психолога Рамиля Гарифуллина певец Ренат Ибрагимов

- О ЧЕМ больше всего переживаете, от чего страдаете?

- Главное безобразие - это бездомные дети. Их - миллион, и эту проблему решают спустя рукава. Кроме того, проституция. Это те же дети, которые вынуждены идти на такие заработки.

(Мой пациент защищается игнорированием личностных факторов, поэтому и дает оценку факторам социальным. По-видимому, его переживания связаны с переменой социальной среды, которая в прошлом более благоприятствовала расцвету его творчества. Именно в прошлом у пациента был громкий успех в артистической деятельности. Может быть, это обыкновенная тоска и ностальгия по прошлому? Узнаем об этом позднее.)

- И все-таки, попробуйте оценить не социум, а себя.

- Я нахожусь в ожидании лучших перемен. Эти времена все равно придут, несмотря на то что идет нагнетание тяжелых и сложных ситуаций и в мире, и в стране. И я счастлив, что живу в этот трагический момент. Идет смена двух веков, двух энергетик. Уходит старое и на смену приходит энергетика созидания.

(Защита интеллектуализацией. Частотный анализ высказываний моего пациента, в том числе и тех, которые не вошли в данный психоаналитический материал, показал, что он часто использовал понятие "энергетика"; на втором месте было понятие "Аллах". Все это свидетельствует о сочетании восточно-философских и духовных подходов в психике моего пациента.)

- Может быть, у вас творческий кризис? Было время, когда вы начинали своим исполнением праздничные правительственные концерты в Кремлевском дворце съездов. Нет ли ощущения, что вас кинули?

- Мне хотелось бы, чтобы мой труд был услышан народом как можно шире. В этом плане очень плохая обстановка на телевидении - не в мою пользу. И первый, и второй, и третий каналы показывают совершенно другую культуру, другой вкус, других исполнителей. Я много езжу по стране. Бываю на Дальнем Востоке, на Севере, на Балтике, на Камчатке, на Юге, в Поволжье, Сибири. Исполняю свой обычный репертуар. Он включает классику, популярные песни советских и российских авторов, народные песни, романсы. Люди мне за них очень благодарны и говорят: "Почему вас по телевидению не показывают?" А я не могу ответить. Это не от меня зависит, это политика.

- Как вас воспринимают молодые зрители и слушатели?

- К сожалению, молодежи не так много на моих концертах. Хотя та ее часть, что приходит со своими родителями, после концертов делает для себя открытие. Что есть прекрасные песни, которых они не знают. А так - идет обеднение молодежной культуры. Она ориентирована совсем на другие духовные ценности.

- Какой песней или музыкой может быть выражено ваше душевное состояние?

- Недавно у меня был концерт, который так и называется: "Что так сердце растревожено". Я и диск хочу так назвать. В него войдут классические шлягеры, которые пережили не один десяток лет и все так же прекрасны, великолепны.

- Значит, ваше сердце растревожено?

- Да, это так. И на это есть множество причин, о некоторых из них я вам уже рассказал.

- Я знаю, что вы еще и хорошо рисуете. Если бы перед вами было полотно, и вам бы сказали: "Нарисуйте себя и свою судьбу, свою жизнь символами". Что бы вы набросали в символах?

- Сложно сказать... Допустим, общие понятия - небо, солнце, горы, река. Должно быть, что-то такое.

- А вы там где? Маленький такой, в горах?

- Может быть, меня там вообще нет.

- Вас там не видно. Может быть, вы - это точка?

- Да, я в этой прекрасной природе - зеленой.

(Судя по этому рисунку, мой пациент, оглянувшись на прожитое время, не концентрируется на испытаниях и преодолениях, которые были в его жизни. Либо это изоляция прошлых аффектов, либо мой пациент, не желая обнажать свои чувства, предложил наиболее безобидную версию своей судьбы, которая никакого существенного отношения к его судьбе не имеет; либо это признак духовно-умиротворенного состояния, из призмы которого жизнь видится именно такой. Более того, мой пациент как бы не видит своего участия в своей же жизни. Но так ли это? Или это только представления, к которым стремится мой пациент? Позднее мы узнаем о том, какая из версий для него наиболее приемлема.)

- У вас в репертуаре есть известная песня "Старый рояль", который по тексту песни имеет свою душу, а исполнитель находится в диалоге с ним. А если бы ваш рояль мог говорить, то что бы он рассказал о Ренате Исламовиче Ибрагимове?

- Думаю, сказал бы, что хорошо аккомпанировать этому певцу, и доставляет удовольствие, когда звучит его голос и наши голоса сливаются. Получается очень прекрасная и гармоничная жизнь и для рояля, и для исполнителя. Рояль, может быть, сказал бы, что я не так часто с ним работаю. Сказал бы, чтобы я почаще к нему подходил, я скучаю по тебе. Чтобы почаще обращался ко мне, и мы записали бы с ним огромный репертуар.

(Рояль узрел только профессиональную составляющую личности моего пациента. Может быть, он мог бы рассказать многое, но утаил, дабы не подводить своего давнего друга.)

- А если нарисовать на полотне ваши ценности, причем расставив их по местам.

- Первое - облака. Это самое красивое в жизни. Огромное небо с облаками.

- Смысл жизни человека состоит из ценностей, которые привязывают его к жизни. Значит, природа - небо и облака - привязывают вас к жизни. Правильно? На втором месте что?

- Наверное, будет "прикручен" женский образ. Мысленно рисую такой идеал. Потом творчество. Оно всегда должно быть и идет как бы параллельно. Оно идет вместе с небом, вместе с женщиной. На третьем месте, наверное, дети. У нас сыну 10 лет. Дочери взрослые. Третья дочь еще учится в университете. У меня три дочери: Надежда, Вера и Аня. Сын - Султан. Проблем особых с ними нет. Если что-то бывает, то стараемся их уладить. Нет такой жизни, чтобы не было проблем. Это нормально. Самое главное - нужно руководствоваться тем, что прописано в Коране. Это помогает. Открываешь и можешь найти ответ на любой вопрос, который для тебя сложный. В нем все объясняется.

- Я чувствую вашу религиозную эрудицию. Вы всегда интересовались восточными религиями...

- Читал потихонечку, изучал различные религии. Искал религию, которой можно бы было отдаться. И, в конце концов, все-таки вернулся к религии, которая была и есть у нас, у татар, у древних булгар. Это ислам, и родители у меня были мусульманами.

- Психологическую проблему со своей национальностью когда-нибудь ощущали? Есть такое понятие - комплекс национальной неполноценности. Вам это знакомо?

- Нет, у меня такого нет. Я себя чувст-вую русским человеком. Не могу сейчас сказать, что я татарский певец. И раньше в России были певцы нерусские по национальности, но они считались русскими певцами.

- Вы вошли в концертное, эстрадное, оперное искусство довольно молодым и сразу получили многие звания. Народным артистом РСФСР вы стали в 32 года?

- Да, в 1981 году.

- В спорте званием спортсменов очень стимулируют. Но иногда это бывает и во вред?

- Никогда не обращал внимания на звания. Для меня звания как стимул никогда не существовали. Конечно, приятно, что на тебя обратили внимание. Но ощущения величия - такого никогда не было.

(Мой пациент при общении часто опускает глаза, говорит робко, нет речевого давления и напора. Так же он общается на концертах со своими зрителями и слушателями. Все это, пожалуй, свидетельствует об отсутствии завышенной самооценки и мании величия.)

- А неврозы на финансовой почве бывают? Вы как-то говорили, что имели долг банку по невыплаченному кредиту, который взяли для съемок музыкально-художественного фильма "Итальянский контракт".

- Действительно, у меня были такие сложные моменты, но я всегда находил выход. Я понял, что человека ведет его судьба, Бог. Если человек верит в свою судьбу, идет по жизни, то она будет помогать. Как говорится, "Аллах никогда не бросит". Наверное, надо в это верить. Так же и в Коране сказано, что если ты веришь мне, то ты не должен бояться в жизни ничего. Если ты начал бояться, значит, ты мне не веришь. Это от Бога идет.

(А может, мой пациент просто верит в свое величие, статус, имя, известность, и надеется, что ему всегда будет снисхождение? И все-таки, по-видимому, это не так. В настоящее рыночное время паразитировать только на имени все сложнее и сложнее.)

- А вообще, на финансовых проблемах зацикленности нет?

- Да нет, конечно, есть проблемы. Когда нужно, они приходят.

- И все-таки, какая песня и музыка больше подходят к вашей судьбе?

- Я пою в своих концертах произведение, которое называется "Мой путь". Перевод сделан специально по моему заказу. Он отвечает моей жизненной философии.

- Какая песня является вашей психотерапией, отдушиной?

- То, что больше поешь в концертах, то и считается в данном случае отдушиной. Я могу перечислить такие песни: "Что так сердце растревожено", "В краю магнолий", "Наш город", "Мелодии" А. Пахмутовой, "Сол-нцем опьянен", "Будь со мной", "Листья желтые" Р. Пау-л-са, татарская песня о соловье.

- Что бы рассказал о маленьком Ренате ваш отец?

- Он считал пение несерьезным занятием, хотя сам хорошо пел, у него был хороший голос. Считал, что пение - это для души, а для работы надо получать какое-то образование. Желательно техническое.

- Иногда одна реплика отца влияет на всю жизнь. Запоминаешь фразу настолько, что живешь с ней всю жизнь.

- Ну, мне сложно сказать. Мать, естественно, говорила, чтобы не курил, не пил. В четвертом классе школы отец мне говорил: "Ну все, ты взрослый, давай учись сам. Я тебя контролировать больше не буду". Правда, я этим пользовался и пропускал занятия, не выполнял домашние задания. Он, конечно, лишку перенадеялся. В четвертом классе еще рановато.

- И вы этим воспользовались?

- Конечно, хотя он считал, что так нужно, чтобы человек контролировал себя сам. Дело в том, что родители сами были самостоятельными. Их раскулачили, они фактически остались без родителей, без дома и были вынуждены сидеть и скрывать свою классовую принадлежность. Отец считал, что десять лет - это возраст, когда человек должен быть самостоятельным, относиться серьезно к своей жизни. Поэтому такое отношение было и ко мне.

- Отец как к вашей славе относился? Что он говорил?

- Он смотрел на все очень спокойно.

(По-видимому, защита отрицанием.)

- Свободная личность - это личность, которая имеет возможность к самореализации. Как у вас с самореализацией?

- Я еще в пути и продолжаю заниматься самореализацией. Считаю, что еще не прошел и полпути и все еще впереди. Кто может помешать мне в этом?

- Телевидение не мешает?

- Если будешь нарушать заповеди, то может помешать, а если будешь правильно жить, соответственно относиться к жизни, к людям, то ничего тебе не помешает.

- Допустим, что телевидение - некий живой монстр. Давайте с ним пообщаемся. Что бы вы сказали этому монстру?

- Ну, в общем-то, надо найти... Там, где оно правильно контролируется, направляется, то оно очень полезно. Там много есть прекрасных передач, полезных для людей.

(Мой пациент испытывает противоречивое чувство в отношении к телевидению. Не в этом ли одна из причин негативных переживаний моего пациента?)

- Телевидение, по сути дела, и вывело вас на большую аудиторию. В целом вы сейчас какое чувство конкретно к телевидению ощущаете? А может быть, есть конкретные личности с телевидения, которым вы могли бы что-то сказать?

- У меня нет ни чувства, ни злости, ни обиды совершенно нет. Я считаю, что все идет так, как положено Аллахом. Так все и идет. Я не тороплюсь. Я занимаюсь своим делом и уверен, что обстановка на телевидении улучшится.

(Очевидно, мой пациент далек от воинственно-навязчивого поведения в отношении СМИ. Может даже сложиться впечатление, что он не борец за внедрение своих продуктов творчества в народ. По-видимому, этап безуспешной борьбы уже был, и пришла безысходная усталость и, как следст-вие, мудрость философии даосизма, согласно которой "сам мир обустроится и не надо этому мешать". В целом, педагоги и руководители всегда оценивали моего пациента как ответственного, трудолюбивого и послушного исполнителя, никогда не конфронтирующего с руководителями творческих коллективов.)

- Но СМИ вас представляют неадекватно. В том смысле, что вас надо больше показывать. Вам надо давать больше эфирного времени.

- Что поделаешь? Это не в моей воле, и не моя проблема, если уж на то пошло. Я честен перед собой, честен перед искусством.

- А вот фильм "Итальян-ский контракт" с вами в главной роли почему на цент-ральных каналах так и не показали?

- Не показали? Но он по ТВЦ проходил, потом проходил по НТВ, а так ни по первому, ни по второму не показывали. Не хотят. Хотя фильм очень интересный. Мои друзья из-за рубежа говорили, дескать, мой фильм видели в Италии по телевидению. Там прекрасная мелодия. Классика, в основном звучит либо русская, либо британская, татарская. Снято очень красочно. Дело не пропало и за рубежом смотрят, а то, что его не дают здесь смотреть, - это опять-таки проблемы программ, которые делают бездуховным общество, чтобы потом можно было манипулировать этим обществом. Туда не допускаются культура, искусство.

- Расстояние между вашим имиджем, который сложился о вас в народе, и тем, какой вы есть на самом деле, большое?

- Нет, я практически никогда не играю. На сцене и жизни - одинаков. Разницы никакой. Мне не приходится перестраиваться. Совершенно.

- У меня сложилось такое впечатление, что вы по природе своей несловоохотлив, молчун. Расстояние между мыслью и словом большое. Слово из вас выходит довольно непросто. Одним словом, не оратор...

- Есть хорошая поговорка: "слово - серебро, молчание - золото". А потом, я больше стараюсь слушать, чем говорить, потому что я не так много знаю и нахожусь в начале -пути. Когда мне говорят: "Не пора ли вам написать книгу о себе?" - я говорю: "Нет еще, спасибо, еще рано". О себе пока я знаю немного.

- Такое ощущение, что ваш психологический возраст намного меньше реального.

- Я проходил тестирование. Его проводила специальная группа. Мой биологический возраст они определили в 34 года. А в душе тем более...

- В свое время вы говорили, что на вас сильное влияние оказал известный эстонский певец Георг Отс.

- Его вся страна слушала с удовольст-вием. Это прекрасный исполнитель. Я слушаю его с удовольствием. Меня часто сравнивали с его исполнением, с его голосом. У нас тембрально голоса похожи. И манера одинаковая. Это европейская школа, а я родился в европей-ской части.

- Какие фантазии больше всего вам приходят в голову в настоящее время?

- Хотелось бы как можно шире представить свое творчество на мировой сцене. Петь для крупных и огромных, многотысячных... сотнетысячных аудиторий. Такая фантазия.

- С каких-то пор правительственные концерты стали открываться эстрадниками...

- Классика не обязательно должна начинать концерт. Концерт может быть и смешанным. Качество номеров, которые составляют концерт, должно быть высокого духовного и творческого уровня.

- Ваши молодые коллеги, когда вы пересекаетесь с ними на тех же самых съемках, тянутся к вам?

- Общаемся, конечно, разговариваем.

- Все мы играем какие-то роли. Может быть, вы не певец по своей сути, а художник, который хочет рисовать картины?

- Я все-таки певец. Пение дает мне развиваться более интересно, объемнее. Я еще и философ. Интересный вопрос вы мне задали, я даже загрузился. Певец... не певец? Я просто так никогда особо не задумывался. В данной ситуации вокальное пение для меня - любимое дело и доставляет удовольствие.

- Неврозы, депрессии вас никогда не тревожили? Жалоб не было никогда?

- Ну может быть, в раннем периоде, когда я пришел из армии. Когда я столкнулся с обществом, с Москвой, с разными людьми. Я понял, что люди - очень разные. Потому что Казань-то все-таки провинция. Москва - это другой город. Был Моск-вой зачарован. Это было очень давно. В самом начале.

- А сейчас стрессы и депрессии как снимаете? Ваш излюбленный способ?

- У меня практически не бывает ни стрессов, ни депрессий. Бывает усталость. Я обычно отдыхаю, в баню хожу.

http://www.argumenti.ru/analyst/2006/08/32171/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован