05 октября 2006
4463

На приеме у психолога Рамиля Гарифуллина вдова-`мужеубийца`

22(22) от 5 октября 2006


В кабинет вошла женщина. Взгляд крайне испуганный. Тяжело глотает слюну. Говорит громко, убедительно. Судя по выражению лица, она не выспалась. В глазах вопрос: "Что делать?"

- То, что я сейчас скажу, вам покажется странным. Я слышала, что болезнь - это кара за грех. Но поверьте мне: на мне нет никаких грехов...

(С точки зрения психотерапии "грех" - это не конкретное деяние, поругаемое церковью (как думают многие пациенты), а акт, за которым следует психологическая реакция, выражающаяся в форме страдания, депрессии, беспричинного беспокойства, тревоги, ощущении внутренней пустоты, нежелания жить, страха и т.п. У одних "греховный поступок" вызывает такую реакцию, у других - нет. Исключения составляют больные серьезными заболеваниями: слабоумием, различными формами идиотизма и психопатологий.)

- Никаких грехов, даже "не смертных"? Расскажите, что с вами случилось.

- В том-то и дело, что ничего не случилось. Муж у меня хороший. Все было нормально, все тихо - и на работе... И дома (произносит со страхом). Вроде отдыхай и радуйся. Ан - нет! В последнее время стала я за собой замечать, что без причины настроение портится, ничего не хочется, пустота какая-то. Хоть вешайся.

(Имеет место явное противоречие в высказываниях моей пациентки. Ее депрессия, очевидно, является следствием неопределенности в чувствах. Говорит, что ничего не случилось, но, судя по эмоциональному состоянию, все-таки НЕЧТО произошло. Это НЕЧТО моя пациентка не осознает и поэтому не может выразить. Это и предстоит выяснить. Я предположил, что тут не эндогенная депрессия, вызванная серьезными психическими нарушениями, психозами, мозговыми травмами и дисфункциями, а психогенная депрессия, то есть у страданий моей пациентки есть психологическая причина.)

- Вы сказали "все тихо" с каким-то страхом и даже раздражением. Вы боитесь этой тишины? Когда она наступает, вы начинаете беспокоиться?

- Я как-то не задумывалась. Я просто убегала от этой тишины, хотя и стремилась к ней.

(И опять двойственность в чувствах. Моя пациентка и хочет тишины, и страшится ее. В тишине она начинает отдыхать, но в итоге начинается НЕЧТО, что приносит страдания пациентке.)

- Вы "убегали", как только начинали чувствовать беспокойст-во, чтобы не дать ему развиться. Не кажется ли вам, что из этой тишины появляется нечто, что вас и пугает? Вы, по-видимому, многое пережили в прошлом.

- Всякое было. Первого мужа схоронила. Но это было очень давно - столько воды утекло. После этого я была счастлива, долго, по-настоящему. То, что со мной сейчас происходит, не имеет никакого отношения к смерти моего первого мужа...

(Произнесла неуверенно. Пациентам часто свойственно выдумывать страдания и начинать в них верить. Это психологическая защита. Моя пациентка начинает испытывать страх, как только внутренне приближается к истинной причине своих страданий. И тут же выдумывает другие их "версии", которыми защищается. Поэтому она и говорит неуверенно. Это подсознательный акт самозащиты, винить пациентку за то, что она не раскрывает истинную причину своего беспокойства, нель-зя. А мне и предстоит это выяснить.)

- Но почему-то вы в этом не уверены?

- В последнее время мне снится какая-то чепуха. И я просыпаюсь от собственного крика - так мне страшно. Хотя вроде бы и кошмаром это не назовешь.

- Вы видите во сне первого мужа?

- Нет... Но после сна почему-то начинаю вспоминать о нем.

- Вы начинаете его жалеть... (Пауза.)

- Трудно сказать, что я чув-ствую. Но просыпаюсь разбитой.

(Пациентка не понимает, что с ней. Главная моя задача - сделать так, чтобы она смогла выразить свои чувства во время нашего сеанса. Теперь, понимая, в чем основная проблема пациент--ки, я перехожу к анализу снов. Именно анализ сновидений часто помогает пациенту выявить причину неврозов и различных психических конфликтов.)

- А что вам снится?

- Да ничего особенного... Чепуха. Абсурд какой-то.

(Обычно пациенты уверены, что абсурдные сны не имеют для них никакой ценности. На самом деле, наоборот, именно в них заложена сама схема психического конфликта, который приводит к страданиям. В сновидении нет абсурда, там все по-своему упорядочено. Нам же представляется происходящее во сне бессмыслицей только в силу того, что нам не известен кодовый язык сна. Даже "странности" у психопатов или шизо-фреников (такие, как сновидения наяву) подчинены особой логике. Необходимо "лишь" расшифровать этот язык и воспользоваться им в общении с больным во время приступа - это снимет множе-ство проблем. Для психоанализа сон абсурдный имеет большую ценность, чем "заказанный", возникающий по принципу "исполнения желаний".)

...Будто я нахожусь в одной комнате со своим вторым мужем и чувствую, что о чем-то напрочь забыла. Что-то забыла сделать... И понимаю, что забыла похоронить первого мужа, который лежит в другой комнате.

- Вы находитесь рядом со вторым мужем и вспоминаете, что первый не похоронен. Что вы чувствуете в эти секунды сна?

- Я сильно переживаю. Тревогу чувствую... Это даже не тревога. (Пауза.) Это страх... Он нарастает. Я понимаю, что мерт-вый муж, оказывается, в другой комнате. А потом я вхожу в эту комнату и вижу, что муж еще жив.

(В процессе сеанса мне часто приходится обращать внимание на отдельные слова моего пациента и "придираться" к ним. Потому что пациент зачастую опускает существенное, "проглатывает" его, не пытается выразить то, без чего анализ не может быть эффективен.)

- Вы как бы настроены на то, что его уже нет в живых, а он оказывается жив, и это вас беспокоит?

- Не знаю. Дальше... Я подхожу к мужу и отдаю ему свое обручальное кольцо. Я вижу, что он не хочет его у меня брать, и у мужа выражение лица такое, какое у него раньше бывало во время сердечных приступов. Он сопротивляется, отдает мне кольцо обратно, но я упорно кладу его в ладонь мужа и вижу, что там, в его руке, уже есть шесть таких колец.

(По-видимому, во сне выражается та основная психологическая схема, по которой моя пациентка ведет себя наяву. Она, судя по всему, женщина настойчивая, упрямая, не считающаяся с мнением других людей. Но для меня было важнее ее упрямство не в отношении окружающих, а в отношении себя самой: не принимать себя и отторгать НЕЧТО, что вызывает страх.)

- Как вы сами оцениваете этот сон?

- Я ходила к знахарке. Она мне сказала, этот сон означает, что муж много изменял. Эти кольца от его любовниц, и я ни в чем не виновата перед мужем.

(Многие верят различным сонникам и словарям сновидений. Как показала моя практика, у каждого должен быть свой собственный словарь сновидений. Именно в этом и состоит главная задача - создать словарь языка снов для данного пациента. Хотя существуют универсальные архетипические символы снов, они не всегда механически переносимы на все случаи. Поэтому вышеприведенная версия, которую "подкинула" знахарка, не имеет никакого отношения к истинной причине страданий моей пациентки.)

- Тогда откуда страх? Страх и осознание того, что вы забыли про умершего мужа? Ведь вы, на самом деле, его помните?

- Попробуй забудь! После такого сна...

- И все-таки вы же старались его забыть?

- Да, пыталась... Даже замуж вышла. Но он сразу же стал напоминать о себе в снах. Сначала понемножку. Я не переживала. Потом все больше и больше.

(Теперь мне предстояло выяснить, какие чувства испытывала моя пациентка во время сновидения. Точнее, выяснить логику этих чувств, на которую, как на ниточку, насаживаются символы и элементы сновидения.)

- Итак, вы во сне чувст-вуете страх. А может быть, это некое смешанное чувство: страха и... долга? Страха и... вины перед мужем?

- (Резко и сурово.) Я ничего не должна ему. Слышите - ничего. Ничего...

(Сначала взволнованно вздыхает, затем успокаивается. Забывшись, что находится в кабинете, что-то вспоминает.)

- Что это было? Где вы только что находились?

(Я прервал воспоминания моей пациентки, мысли, которые только что ее захватили. Я сделал это, чтобы "по свежим следам" проникнуть в ее сознание.)

- Я вспомнила, как мы были счастливы. Но это было тогда, когда мы только начинали жить вместе... Я виновата перед ним? Но в чем? За что я заслужила такие испытания и страдания? (Тяжело вздыхает.)

- Когда вы сказали, что ничего не должны своему бывшему супругу, мне показалось, вы что-то не договорили или упустили. Разве не так?

(Пауза.)

- Я хотела сказать, что дейст-вительно ничего ему не должна. Я ведь за все заплатила сполна. Оплатила долг, который должна была выплатить его родной дочери от первого брака.

- Но вы тем временем понимаете, что этот финансовый долг не может быть тем долгом перед мужем, о котором мы сейчас говорим. Или вы действительно считаете, что рассчитались с мужем деньгами и поэтому он не должен вас беспокоить?

- По-видимому, рассчиталась, но не до конца. Поэтому он и тревожит меня... Во сне. Нет, причина, конечно, не в этих день-гах... Я же их все-таки отдала.

(Моя пациентка явно что-то скрывает. Это опять защитная психологическая реакция, вызванная страхом открытия истинной причины страданий. Причины, которую она пока не осознает.)

- Что у вас произошло с этими деньгами?

- Я выходила замуж, уже имея собственную однокомнатную квартиру. У супруга тоже была однокомнатная, но в ней была прописана его дочь. После женитьбы я предложила супругу объединить наши площади - продать наши квартиры и купить большую двухкомнатную. Мы так и сделали, но через некоторое время объявилась дочь и потребовала свою долю.

(По статистике, большин-ство неврозов, возникающих в семье, вызываются проблемами передела семейной и родовой собственности. Психологическое отчуждение родственников на почве раздела семейного имущества катастрофически растет.)

- И вполне справедливо потребовала.

- Да, конечно. Я ведь этой доли у нее не отнимала и, согласно документам, если бы умер мой муж, она по праву забрала бы себе половину жилплощади. Но мой супруг тогда еще был жив. Я убеждала его дочь, что в случае смерти мужа поступлю честно.

- Ваш супруг в это время присутствовал и все слышал? Слышал, как говорят о его будущей смерти? А что бы вы сами почувствовали, если бы в таком ключе говорили о вашей возможной кончине?

(Мне часто приходится применять прием "зеркала", по-зволяющий пациенту почувст-вовать себя на месте другого человека. Это бывает весьма эффективно.)

- Конечно же мне было бы неприятно. Муж все это слышал и сильно переживал. У него в этот день впервые начало болеть сердце, но я этому не придала никакого значения.

(Моя пациентка вошла в роль своего супруга и сделала гримасу, как будто у нее закололо серд-це - прижала руку к сердцу.)

- Он стал чаще выпивать, приходил пьяным. Потом серд-це у него стало болеть чаще. Поэтому муж по болезни ушел на пенсию. Мне было одновременно жалко и его, и себя. Ведь теперь зарабатывать на то, чтобы выплатить долю его дочери, приходилось только мне. Я вкалывала на трех работах. Сильно уставала, приходила с работы раздраженной, кидалась на мужа. Он сильно переживал. Конечно, в его смерти и я виновата. Была бы поспокойнее, может, он не пил бы так часто и не случилось бы того приступа, от которого он скоропостижно скончался.

(Очень часто супруги упрощают проблему, списывая все на алкоголь. Из-за этого в семь-ях алкоголики зачастую становятся "козлами отпущения" - мнимыми источниками всех проблем. А истинная причина того, что привело человека к излишнему потреблению алкоголя, забывается.)

- Возможно, виноват алкоголь... Но все-таки и вы до конца не осознали своей вины. Давайте вернемся к вашему сну. Когда во сне отдавали обручальное кольцо мужу, что вы чувствовали?

- Еще когда мы только решили пожениться, я сама себе купила обручальное кольцо. У мужа не было достаточно денег. Я, конечно, сильно переживала, но в то же время хотелось иметь солидное золотое кольцо, а не какую-нибудь фальшивку, которую он бы только и смог купить на свою зарплату.

Что я чувствовала во сне, когда отдавала кольцо? Чув-ствовала, что отдаю что-то свое, заработанное.

(Мою пациентку немного "пробило": она постепенно восстанавливает то, что переживает во сне.)

- Вы отдаете свое обручальное кольцо, а муж его не при нимает. И ему от этого больно. У него во сне гримаса... боли. Боли в сердце. Кольцо, судя по всему, - это ваши деньги, которые вы заработали и выплачивали дочери. Вы, видимо, отдавали эти деньги ему, а он относил их дочери? Шесть колец в ладони мужа - шесть раз вы приносили ему эти деньги.

- (С удивлением кивает и вздыхает.) Да, шесть раз по двадцать тысяч рублей...

- Ему больно было брать эти деньги. И вы знали это, но продолжали вызывать в нем эту боль. Конечно, вы переживали, вкалывали на работах, мучались, раздражались и поэтому позволяли себе травмировать супруга. Дальше - продолжайте сами...

- Это что же получается?.. Каждый раз, когда я приносила эти деньги, я его... что ли... УБИВАЛА?

- Постепенно... Вы закодировали своего мужа, дали ему установку. И в конце концов, после выдачи всей суммы, произошло то, что произошло. Когда сумма была выплачена, то, согласно той злой логике, которая восторже-ствовала в ваших отношениях, ему ничего не оставалось делать, кроме как умереть.

- Я где-то догадывалась об этом. Но...

- Но продолжали это делать. Муж чув-ствовал, что по мере уменьшения долга он приближается к концу. Когда вы убеждали его дочь, что в случае его смерти все будет выплачено, вы прежде всего, сами того не замечая, убедили своего еще живого супруга в неотвратимости скорой смерти. Теперь вы понимаете, почему ваш первый муж умер только после выплаты всей этой суммы?

(Моя пациентка кивает и плачет. Наступает долгая пауза. И вдруг моя пациентка вздыхает с каким-то облегчением.)

- Что мне теперь? Пойти поставить свечку? Мне будет легче... Но ведь я уже ее ставила. Десятки раз...

(Можно тысячи раз ставить свечки, но облегчения не будет. Но можно один раз ощутить свой вытесненный в подсознание психологический конфликт, ощутить катарсис после этого осознания, и облегчение обязательно наступит.)

- Идите еще раз поставьте...

Есть пациенты, которые приходят, чтобы услышать от меня оправдательный приговор. Хотя они уже давно сами себя приговорили своими беспокойствами и болезнями. Конечно, я всегда готов оправдать пациента в его "грешных" деяниях, но только в том случае, если это успокоит и послужит во благо его здоровью.

Психоаналитик, как следователь, часто "клеит" клиенту ту или иную причину заболевания - лишь бы это пошло на пользу. Зачастую такая "причина" - всего лишь иллюзия, хотя и оздоровительная, отвлекающая. К сожалению, внутренний обвинительный приговор, который часто выносят себе пациенты, бывает сильнее, чем мой оправдательный.


На второй встрече, которая состоялась через неделю, вдова поблагодарила меня, сказав, что депрессия прекратилась, сон улучшился и ушли так сильно мучавшие ее страдания. Через месяц я ее вновь встретил на улице. Она меня увидела и узнала, но сделала вид, что не заметила, и прошла мимо. Такая уж доля у психоаналитиков.

http://www.argumenti.ru/analyst/2006/10/32637/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован